Яндекс.Погода

суббота, 17 апреля

ясно+11 °C

К 100-летию «Новых рубежей» письмо в редакцию

01 апр. 2021 г., 16:02

Просмотры: 17


Об авторе письма Владимир Николаевич Кривицкий – художник, скульптор, фотограф, член Союза профессиональных художников России, член Московской Лиги деятелей культуры и искусства «Метрополис».

Здравствуйте, дорогая редакция газеты «Новые рубежи»! К вам обращается ваш постоянный читатель и многолетний друг Владимир Кривицкий. Приближается 100-летний юбилей газеты, с которой меня связывает очень многое, поэтому не могу не поделиться своими воспоминаниями. 

 Пока были живы мои родители, Николай Васильевич и Наталья Ивановна Кривицкие, «районка» неоднократно писала о них, и я храню эти номера как дорогую сердцу семейную реликвию. Мама и папа были простыми, скромными тружениками, но смогли оставить заметный след на земле. Возможно, мои молодые земляки, голицынцы, которые ежегодно приходят на митинги к воинскому мемориалу, расположенному на Коммунистическом проспекте нашего города, не знают, что его соорудили мы с отцом. Это произошло в 1985 году. Николай Васильевич не был профессиональным архитектором или скульптором, но обладал от природы удивительным художественным даром. Видимо, он передался и мне.

 Но расскажу по порядку о годах жизни нашей семьи в Голицыно. Мой отец ещё до войны окончил речной техникум по специальности «гидрограф». Он участвовал в создании северных гидросистем, в частности, Беломорканала. В военное время Николай Васильевич был назначен начальником земснаряда, под бомбёжками чистил русло Волги для безопасного плавания наших судов. Нехитрое хозяйство на земснаряде вела моя мама, выпускница кулинарного техникума и знатная стряпуха. 

_MG_5939 (1).JPG

 В 1951 году отца призвали в армию. Служба его проходила в Прибалтике и Украине, на строительстве военных объектов. Мама, как настоящая офицерская жена, везде была рядом с ним. В 1956 году отца демобилизовали, и семья выбрала местом постоянного жительства подмосковный посёлок Голицыно. Мне тогда было 10 лет. Первый год скитались по чужим углам, без особой надежды получить какое-никакое жильё. Николай Васильевич устроился на работу в ДЭУ, но его заработка едва хватало, чтобы прокормить семью с двумя детьми. Наталья Ивановна тоже не хотела сидеть дома без дела. 

 В Голицыно в те годы находился Дом творчества
Литфонда, директором которого была любимая всеми писателями Серафима Ивановна Фонская. Её глубоко почитала вся литературная Москва. Моя матушка устроилась шеф-поваром в этот писательский дом. Именно Серафима Ивановна, как депутат, помогла нашей семье получить земельный участок для строительства дома. Обитатели писательского дома полюбили маму за её добрый нрав и, конечно, за вкуснейшие пирожки. Многие литераторы тогда снимали дачи, а столоваться приходили в Дом творчества. Голицынцы ежедневно могли наблюдать такую картину: известные всей стране люди с судками в руках направлялись за обедом к всеобщей любимице тёте Наташе. Несмотря на высокую популярность, писатели тепло и внимательно относились к маме, расспрашивали о жизни, дарили ей свои книги.

 Ребенком я нередко приходил к матери на работу, и так вышло, что видел многих известных писателей и деятелей культуры. Например, помню Алексея Владимировича Баталова, который приезжал с молодой женой и дочкой. В белом костюме, парусиновых туфлях и с портфелем приходил к нам в гости личный секретарь Л.Н. Толстого, литературовед Николай Николаевич Гусев вместе с супругой Екатериной. Был он вегетарианцем, мясного в рот не брал, поэтому матушка всегда готовила для него овощные блюда. 

 Будучи подростком, я не мог и не смел расспрашивать о чем-либо таких известных людей, но какие-то бытовые разговоры с ними случались. Когда мне было уже 17 лет, на нашей даче снимал комнату крупный поэт Серебряного века и друг Сергея Есенина Рюрик Ивнев. Ему тогда было около 60 лет. Я бывал у него в гостях, и он даже посвятил мне два стиха, где прозорливо прописал мою жизнь. Его значение в истории русской поэзии я не осознавал до тех пор, пока случайно не наткнулся на двухтомник стихов в книжном магазине на Тверской улице в Москве. Он много рассказывал о Сергее Есенине, Владимире Маяковском, Анатолии Мариенгофе. 

 Мама прожила долгую и насыщенную жизнь. У неё даже в старости сохранился красивый, певучий, голос, и она часто пела народные песни сначала внукам, а потом и правнукам. К 95-летнему юбилею Натальи Ивановны, в сентябре 2010 года, в «Новых рубежах» был опубликован о ней большой очерк корреспондента газеты Ларисы Родионовой, который мама перечитывала не раз. 

 Газета не обделяла вниманием и Николая Васильевича. Он много занимался общественной работой. Весной одним из первых выходил на субботники, увлекая за собой народ. Думаю, что на моё творчество в качестве художника и скульптора повлиял именно пример отца, который часто вырезал из дерева маленькие фигурки нэцкэ и скульптурные портреты. Причем, делал он это простым перочинным ножиком. Самой потрясающей его работой, на мой взгляд, был скульптурный портрет дедушки, который он создал из граба – крепкого, как камень, дерева темного цвета. Как я упомянул выше, нашей общей с отцом работой стал воинский мемориал, посвященный памяти голицынцев, которые пали на полях сражений. Каждый год в майские дни, в газете «Новые рубежи» появляются репортажи о праздничных мероприятиях, которые проходят у мемориала и приурочены ко Дню Победы. Николай Васильевич до самой смерти был их участником. 

IMG_3364.JPG

 По примеру отца, я много занимался самообразованием. Помню, что в 1962-63 годах прочитал девять томов «Школы изобразительного искусства» и очень увлекся художеством: рисовал боевые листки, стенгазеты, портреты одноклассников. Делал печати из резины, портя книги, за что мне доставалось от учителей и родителей.

 После школы меня забрали в армию. После службы я окончил Московский электротехнический институт, стал инженером, разрабатывал системы многоканальной связи, хотя и творчество никогда не забрасывал. Двор своего дома я со временем превратил в своеобразное арт-пространство, украсив его скульптурами. О моих композициях «Новые рубежи» рассказали в материале «В мире фантазий мастера». 

IMG_6311.JPG

 Живопись и ваяние идут в моей жизни рядом. Газета неоднократно писала о выставках, где были представлены мои работы. К примеру, в марте 2017 года, под рубрикой «Таланты наших земляков», был опубликован материал «Портрет может сказать о многом» о всероссийской выставке «Портрет. Выяснение личности», проходившей в Музее изобразительных искусств А.С. Пушкина, на которой была выставлена и моя картина. В сентябре того же года в «районке» сообщалось об открытии выставки живописных работ художников Одинцовской земли в Центре Любови Орловой (г. Звенигород). Там было несколько моих работ – натюрморт, пейзажи, жанровый портрет.

 Сейчас у меня есть задумка сделать памятник последнему владельцу усадьбы Вяземы и основателю нашего города князю Дмитрию Борисовичу Голицыну. Осенью 2020 года я сделал макет и показал его на заседании общественного совета музея-заповедника А.С. Пушкина. Хотелось бы сделать бюст князя на фоне плана дачного поселка с девизом «Голицынскому городку быть!». 

Помимо данного проекта, работаю над картиной, посвященной терактам 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Осенью исполнится 20 лет с момента трагедии. В картине я использую библейские образы, и, в частности, лик Иисуса Христа, который однажды увидел на стене старинной церкви в Палехе. Надеюсь, что наше сотрудничество с «районкой» будет продолжаться ещё долгие годы. И у меня будет возможность делиться с ее читателями своими творческими планами.

 

 

С уважением, Владимир КРИВИЦКИЙ.

 

Подготовила Лариса РОДИОНОВА

Фото из архива семьи Кривицких

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц